Сергей Есенин
 VelChel.ru
Биография
Хронология
Семья
Галерея
Стихотворения
Хронология поэзии
Стихи на случай. Частушки
Поэмы
Маленькие поэмы
Проза
Автобиографии
Статьи и заметки
Письма
Фольклорные материалы
Статьи об авторе
Воспоминания
Коллективное
Ссылки
 
Сергей Александрович Есенин

Письма » Иванову-Разумнику, конец декабря 1917 г.

К оглавлению

ИВАНОВУ-РАЗУМНИКУ

Конец декабря 1917 г. Петроград

Дорогой Разумник Васильевич!

Уж очень мне понравилась, с прибавлением не, клюевская «Песнь Солнценосца» и хвалебные оды ей[1] с бездарной «Красной песней».[2]

Штемпель Ваш «первый глубинный народный поэт», который Вы приложили к Клюеву[3] из достижений его «Песнь Солнценосца», обязывает меня не появляться в третьих «Скифах».[4] Ибо то, что вы сочли с Андреем Белым за верх совершенства, я счел только за мышиный писк.

Это я если не такими, то похожими словами уже говорил Вам когда-то при Арсении Авраамове.[5]

Клюев, за исключением «Избяных песен», которые я ценю и признаю,[7] за последнее время сделался моим врагом.[6] Я больше знаю его, чем Вы, и знаю, что заставило написать его «прекраснейшему»[8] и «белый свет Сережа, с Китоврасом схожий».[9]

То единство, которое Вы находите в нас, только кажущееся.

«Я яровчатый стих»[10]
и
«Приложитесь ко мне, братья»

противно моему нутру,[11] которое хочет выплеснуться из тела и прокусить чрево небу,[12] чтоб сдвинуть не только государя с Николая на овин, а.[13]...

Но об этом говорить не принято, и я оставлю это для «лицезрения в печати», кажется, Андрей Белый ждет уже.[14]..

В моем посвящении Клюеву я назвал его середним братом[15] из чисел 109, 34 и 22.[16] Значение среднего в «Коньке-горбунке»,[17] да и во всех почти русских сказках —

«так и сяк».[18]

Поэтому я и сказал: «Он весь в резьбе молвы», — то есть в пересказе сказанных. Только изограф, но не открыватель.[19]

А я «сшибаю камнем месяц»,[20] и черт с ним, с Серафимом Саровским, с которым он так носится,[21] если, кроме себя и камня в колодце небес, он ничего не отражает.

Говорю Вам это не из ущемления «первенством» Солнценосца и моим «созвучно вторит»,[22] а из истинной обиды за Слово, которое не золотится, а проклевывается из сердца самого себя птенцом.[23]..

И «Преображение» мое, посвященное Вам, поэтому будет напечатано в другом месте.[24]

Любящий Вас
Сергей Есенин.

На конверте:

Заказное
Царское Село
Колпинская ул. д. 2[25]
Разумнику Васильевичу
Иванову
Податель: Петроград Литейный
33 кв. 11. Сергей Есенин.

Примечания

86. Иванову-Разумнику. Конец декабря 1917 г. — публикация в журнале «Новый мир», М., 1957, № 5, май, с. 273—274, в статье А. З. Жаворонкова «Два письма С. Есенина», в извлечениях, с ориентировочной датой: «Первая половина 1918 г.». Полностью — РЛ, 1958, № 2, с. 161—163, в статье Н. И. Хомчук «Есенин и Клюев (по неопубликованным материалам)», с датой: «Декабрь 1917 г.».

Печатается по автографу (ИРЛИ, ф. Р. В. Иванова-Разумника).

Датируется по пометам адресата на письме («XII (Конец) — 1917») и на конверте («Конец — XII — 1917»). Датировки в Есенин 5 (1962), с. 129 и Есенин 5 (1968), с. 76 («январь 1918 г.»), а также в Есенин 6 (1980), с. 85 («апрель, до 13, 1918 г.») сделаны без учета этих помет.

[1] ...мне понравилась, с прибавлением не, клюевская «Песнь Солнценосца» и хвалебные оды ей... — Имеются в виду названное стихотворение Клюева и статьи Иванова-Разумника и А. Белого, предваряющие публикацию этого произведения в сб. 2 «Скифы» (с. 1—13; сборник вышел в свет между 14 и 20 дек. 1917 г. — Н. Г. Юсов. «С добротой и щедротами духа...», с. 69). Раздражение Есенина было вызвано прежде всего следующим местом статьи Иванова-Разумника «Поэты и революция»:

«„Песнь Солнценосца“ по глубине захвата далеко превосходит все написанное до сих пор о русской революции. Ибо <...> за революцией политической, за революцией социальной он <Клюев> предчувствует и провидит революцию духовную. И, стремясь к последним достижениям, он зовет „на бой“ за первые приближения» (сб. «Скифы» [1918], с. 2).

Без сомнения, негативно была воспринята Есениным и статья А. Белого («„Песнь Солнценосца“»), в финальной главке которой, начатой с цитаты из клюевской «Песни...», действительно звучат выспренне-одические ноты:

«Мы — рать солнценосцев, на пупе земном
Воздвигнем стобашенный, пламенный дом:
Китай и Европа, и Север и Юг
Сойдутся в чертог хороводом подруг;
Чтоб Бездну с Зенитом в одно сочетать,
Им Бог — восприемник, Россия же — мать.

Сердце Клюева соединяет пастушечью правду с магической мудростью; Запад с Востоком; соединяет воистину воздыхания четырех сторон Света. И если народный поэт говорит от лица ему вскрывшейся Правды Народной, то прекрасен Народ, приподнявший огромную правду о Солнце над миром — в час грома...» (сб. 2 «Скифы», с. 9—10).

[2] ...с бездарной «Красной песней» — Похвала этому стихотворению Клюева (первая его публикация — газ. «Земля и воля», Пг., 1917, 26 мая, № 51, с подзаголовком: «Русская Марсельеза»; подпись: Крестьянин) содержится в заключающей сб. 2-й «Скифы» статье Иванова-Разумника «Две России»:

«...велика наша радость, ликование наше — о горении человеческой души. И всё это — чувствуют, всё это — ощущают народные поэты. Радостны для них народная свобода, праведен для них народный гнев <...>. Ибо гнев этот — начало свободы:

Пролетела над Русью Жар-Птица,
Ярый гнев зажигая в груди...
Богородица наша Землица —
Вольный хлеб мужику уроди!»
(сб. 2 «Скифы» [1918], с. 222—223; процитировано начало третьей строфы «Красной песни» Клюева).

[3] Штемпель Ваш «Первый глубинный народный поэт», который Вы приложили к Клюеву... — в статье «Поэты и революция». Ср.: «Клюев — первый народный поэт наш, первый, открывающий нам подлинные глубины духа народного. <...> ... революция для Клюева, народно-глубинного поэта, — не внешнее только явление; он переживает ее изнутри» (сб. 2 «Скифы» [1918], с. 1, 2).

[4] ...обязывает меня не появляться в третьих «Скифах» — Этот сборник, составление которого Иванов-Разумник начал в конце 1917 г., планировалось выпустить к Пасхе 1918 г. (согласно письму критика А. Белому от 11 янв. 1918 г. — РГБ, ф. А. Белого). Однако он так и не вышел в свет, скорее всего потому, что весной 1918 г. стал выходить журнал «Наш путь», где Иванов-Разумник вел литературный отдел. Именно в этом журнале были напечатаны поэмы Есенина «Пришествие», «Октоих» и «Преображение» (№ 1), а также «Инония» (№ 2), что является очевидным свидетельством перемены Есениным изложенного в данном письме решения. Подробнее об этом см.: Субботин С. И. Есенин и Клюев: К истории творческих взаимоотношений. — В кн. «О, Русь, взмахни крылами: Есенинский сб. Вып. 1», М.: Наследие, 1994, с. 108—111.

[5] Это я ~ говорил Вам ~ при Арсении Авраамове — Этот разговор, дата которого неизвестна, мог состояться, напр., в редакции газ. «Дело народа», где А. Авраамов вел рубрику «Искусство в свете революции» (см. №№ 49, 58, 60, 66, 90 за 1917 г.), или в редакции «Знамя труда», где тот сотрудничал. Музыкальный теоретик и фольклорист, Авраамов, в частности, напечатал одну из своих статей («В дебрях эстетики») в сб. 1 «Скифы».

[6] Клюев ~ за последнее время сделался моим врагом — Возможно, эти слова были немедленной реакцией Есенина на появление в «Ежемесячном журнале» (1917, № 11/12) стихотворения Клюева «Ёлушка-сестрица...», перед текстом которого стояло: «Посвящается Сергею Есенину»; строки из него цитированы в данном письме ниже [9].

[7] ...за исключением «Избяных песен», которые я ценю и признаю... — Речь идет о цикле из четырнадцати стихотворений Клюева, напечатанном в сб. 2 «Скифы»; см. также письмо 114 и коммент. к нему.

[8] ...«прекраснейшему»... — Так Клюев именовал Есенина и в посвящении к стихотворению «Оттого в глазах моих просинь...» («Прекраснейшему из сынов крещеного царства, крестьянину Рязанской губернии поэту Сергею Есенину» — сб. 1 «Скифы», с. 105), и в дарственной надписи на своей фотографии (текст — Письма, 318).

[9] ...«белый свет Сережа, с Китоврасом схожий»... — Строки из клюевской «Ёлушки-сестрицы...», приведенные по памяти. В пояснении, имеющемся в черновом автографе, Есенин вспоминает и другие строки этого же стихотворения. Ср.:

Белый цвет Сережа,
С Китоврасом схожий,
Разлюбил мой сказ!
.................
Тяжко, светик, тяжко!
Вся в крови рубашка...
Где ты, Углич мой?..
Жертва Годунова,
Я в глуши еловой
Восприму покой.
(«Ежемесячный журнал», 1917, № 11/12,
нояб. —дек., стб. 6).

[10] «Я яровчатый стих» — В «Песни Солнценосца»:

Я — песноводный жених,
Русский, яровчатый стих!
(сб. 2 «Скифы» [1918], с. 13).

[11] «Приложитесь ко мне, братья» противно моему нутру... — Строка из стихотворения Клюева «Новый псалом» («Ежемесячный журнал», 1917, № 1, янв., стб. 56; впоследствии печаталось под загл. «Поддонный псалом»). Однако в статье «Отчее слово», опубликованной через три с небольшим месяца («Знамя труда», 1918, 5 апр. (23 <марта>), № 172), начинающаяся этой строкой строфа:

Приложитесь ко мне, братья,
К язвам рук моих и ног,
Боль духовного зачатья
Рождеством я перемог... —

цитируется автором вполне сочувственно (см. статью «Отчее слово»). О возможных причинах резкой смены оценок см. в кн. «О, Русь, взмахни крылами... Есенинский сб.: Вып. 1», М., 1994, с. 110—111.

[12] ...хочет выплеснуться из тела и прокусить чрево небу... — Ср. со строками поэмы «Октоих»:

И облак желтоклыкий
Прокусит млечный пуп.
И вывалится чрево
Испепелить бразды...
(«Октоих»).

В письме, однако, автор говорит уже не о каком-то «облаке», а о себе, что по сути предвосхищает императивы, вскоре пронизавшие его поэму «Инония»: «остригу» (твердь), «раскушу» (месяц, как орех), «млечный прокушу покров» и т. д. и т. п. Вполне вероятно, что письмо было написано в дни начала работы над поэмой (см. также коммент. к поэме «Инония»).

[13] ...сдвинуть ~ государя с Николая на овин, а.... — Иронический намек на строки стихотворения Клюева «Февраль» («Двенадцать месяцев в году...»):

Овин — пшеничный государь
В венце из хлебных звезд.

(сб. 2 «Скифы», с. 14; «Знамя труда», 1917, 28 дек., № 105). Многоточие после союза «а» — авторское: фраза намеренно оборвана Есениным.

[14] ...оставлю это для «лицезрения в печати», кажется, Андрей Белый ждет уже... — т. е. ждет опубликования поэм Есенина «Октоих» и «Пришествие», посланных ему Ивановым-Разумником 9 и 16 нояб. 1917 г. соответственно (Письма, 314, 315). Возможно, критик выполнил просьбу Белого от 19 дек.: «Поблагодарите от меня Есенина за поэму <„Пришествие“>. Очень понравилась» (Письма, 315), и эти слова вспомнились здесь Есенину.

[15] В моем посвящении Клюеву я назвал его середним братом... — Речь идет о стихотворении «О Русь, взмахни крылами...», в первой публикации (сб. 2 «Скифы», с. 178) озаглавленное «Николаю Клюеву»:

...с снегов и ветра,
Из монастырских врат,
Идет одетый светом
Его <Кольцова> середний брат.

[16] ...из чисел 109, 34 и 22 — Эти числа означают почти точный «возраст» героев стихотворения и самого автора (А. Кольцов родился в 1809 г., Клюев — в 1884 г., а Есенин — в 1895 г.) на момент создания произведения.

[17] Значение среднего в «Коньке-горбунке» ~ [18] «Так и сяк» — Речь идет о строке из сказки П. П. Ершова «Конек-горбунок» (1834): «Средний сын и так и сяк».

[19] Поэтому я и сказал: «Он весь в резьбе молвы», — то есть в пересказе сказанных. Только изограф, но не открыватель — Начиная с этого времени в моменты недовольства Клюевым Есенин повторял эту оценку его творческой личности не раз. Через несколько дней такие же есенинские слова записал в свой дневник после беседы с ним А. Блок (Восп., 1, 175). Через три с лишним года Есенин напишет Иванову-Разумнику, что «Клюев поет Россию по книжным летописям» (письмо 108). Тем не менее в более спокойные времена пристрастные суждения о Клюеве сменялись у Есенина на объективные. В 1924 г. он писал В. Чернявскому: «Отними ...., ...., Клюева, Блока, ....., — что же у меня останется? Хрен да трубка, как у турецкого святого» (Восп., 1, 215).

[20] ...«сшибаю камнем месяц»... — Из девятой строфы стихотворения «О Русь, взмахни крылами...»:

Сшибаю камнем месяц
И на немую дрожь
Бросаю, в небо свесясь,
Из голенища нож.

[21] ...с Серафимом Саровским, с которым он <Клюев> так носится... — Возможно, навеяно строками клюевской «Красной песни» (о ней см. выше):

Китеж-град, ладан Саровских сосен —
Вот наш рай вожделенный, родной.

[22] Говорю ~ не из ущемления ~ моим «созвучно вторит»... — Имеется в виду следующее место из статьи Иванова-Разумника «Две России»: «...народный поэт <Клюев> <...> знает и верит, что „алмазный плуг подымет ярь волхвующих борозд“. И другой поэт <Есенин> созвучно первому повторяет: „Пой, зови и требуй скрытые брега!“— знает он, что „гибельной свободы в этом мире нет“...» (сб. 2 «Скифы», с. 223; выделено комментатором; критик цитирует стихотворение Клюева «Февраль» и поэму Есенина «Отчарь» ).

[23] ...Слово, которое не золотится, а проклевывается ~ птенцом... — См. в поэме «Преображение»: «светлый гость»

Как яйцо, нам сбросит слово
С проклевавшимся птенцом.
(«Преображение»).

Но ср. также:

Я сегодня снесся, как курица,
Золотым словесным яйцом.
(«Инония»).

[24] ...«Преображение» мое ~ будет напечатано в другом месте — Это намерение не осуществилось: первые публикации поэмы состоялись в изданиях, которые вел Иванов-Разумник. Это — газета «Знамя труда», (1918, 13 апр., № 179) и журн. «Наш путь» (Пг., 1918, № 1, апр.).

[25] Колпинская ул. 2 — Неточность: адресат жил в доме № 20.

Алфавитный указатель: А   Б   В   Г   Д   Е   Ж   З   И   К   Л   М   Н   О   П   Р   С   Т   У   Ф   Х   Ц   Ч   Ш   Э   Ю   Я   #   

 
 
    Copyright © 2020 Великие Люди  -  Сергей Есенин